Наси́лу не быть ми́лу

В чём смысл собы́тий, происходи́вших на за́падных грани́цах Ру́сского ца́рства в середи́не и во второ́й полови́не XVII ве́ка? Доброво́льно ли объедини́лись два славя́нских наро́да – ру́сский и украи́нский? Каку́ю роль присоедине́ние сыгра́ло впосле́дствии в судьбе́ ка́ждого из них? (...) Что́бы доскона́льно разобра́ться в те́ме, мы реши́ли пригласи́ть к разгово́ру специали́ста «с той стороны́» – исто́рика, писа́теля, профе́ссораь, дире́ктора Це́нтра украинове́дения Ки́евского национа́льного университе́та и́мени Шевче́нко (2000 - 2007 го́ды), специали́ста по исто́рии украи́нского каза́чества Влади́мира Сергийчука.

Е́сли говори́ть о присоедине́нии Украи́ны к Росси́и, то, как вы счита́ете, каки́е вре́менные ра́мки охва́тывает э́тот проце́сс?

Сам проце́сс присоедине́ния начина́ется по́сле Переясла́вской ра́ды, потому́ что всё, что бы́ло до того́, – э́то обраще́ния по по́воду предоставле́ния Украи́не вое́нной по́мощи про́тив По́льши. В э́тих обраще́ниях содержа́лись воззва́ния дипломати́ческого хара́ктера: мы гото́вы идти́ под еди́ного правосла́вного царя́ и так да́лее, но гла́вное усло́вие – э́то вое́нный сою́з, потому́ что благодаря́ вое́нной по́мощи Москвы́ Хмельни́цкий и каза́цкая старшина́ рассчи́тывали на побе́ду над По́льшей и утвержде́ние того́ украи́нского госуда́рства, кото́рое возрожда́лось на Приднепро́вье че́рез три́ста лет по́сле паде́ния Галицко-Волы́нского кня́-жества. Так вот, начина́я с ию́ня 1648-о́го го́да Богда́н Хмельни́цкий многокра́тно обраща́лся с подо́бными про́сьбами о по́мощи, но царь Алексе́й

Миха́йлович не то́лько не предоста́вил её сам, но и уде́рживал от таково́й и Во́йско Донско́е, к кото́рому посыла́ли свои́х посло́в по э́тому по́воду украи́нские казаки́. Таки́м о́бразом, в моём понима́нии, вопро́с присоедине́ния Украи́ны начина́ется по́сле Переясла́вской ра́ды, когда́ украи́нцы присягну́ли на ве́рность царю́, не име́я на рука́х никако́го докуме́нта, кото́рый гаранти́ровал бы им выполне́ния обяза́тельства Алексе́я Миха́йловича сохрани́ть все права́ и обы́чаи украи́нского наро́да, как об э́том торже́ственно заявля́л моско́вский посо́л Васи́лий Бутурли́н.

Ведь когда́ казаки́ потре́бовали от Бутурли́на, чтоб он присягну́л от и́мени царя́ на том, что все да́вние права́ и во́льности украи́нского наро́да бу́дут сохранены́, Бутурли́н отве́тил, что царь свои́м холо́пам не присяга́ет. Мол, «за вели́кого госуда́ря ве́ру учини́ти, нико́ли не быва́ло и впредь не бу́дет; и ему́, ге́тману, и говори́ть бы́ло о том непристо́йно, потому́ что вся́кой по́дданный пови́нен ве́ру да́ти своему́ госуда́рю». Для украи́нского каза́чества э́то бы́ло удиви́тельным, потому́ что в предыду́щие времена́, когда́ по́льский коро́ль подпи́сывал каки́е-то соглаше́ния с украи́нцами, он присяга́л и подтвержда́л кля́твенно права́ по́дданных. На э́то Бутурли́н отвеча́л: «по́льские короли́ по́дданным свои́м чи́нят прися́гу, и тово́ в образе́ц ста́вить непристо́йно, потому́ что те короли́ неве́рные и не самоде́ржцы…».

То есть украи́нцы наперёд ста́вились в ранг, кото́рый был совсе́м други́м, чем ра́ньше, при по́льских короля́х. Не на то они́ рассчи́тывали, когда́ обраща́лись к единове́рному правосла́вному царю́ за по́мощью. Пра́вда, Бутурлин убеди́л каза́цких старши́н присягну́ть: мол, наш царь справедли́вый, до́брый, вы к нему́ обраща́йтесь по́сле того́, как присягнёте как по́дданные, и он удовлетвори́т все ва́ши про́сьбы. Поэ́тому мы сего́дня должны́ констати́ровать: на Переясла́вской ра́де не при́нято бы́ло никако́го докуме́нта; соотве́тственно, никако́го догово́ра тогда́ никто́ не подпи́сывал.

А как же «ма́ртовские статьи́»?

«Ма́ртовские статьи́» – э́то сле́дствие того́ докуме́нта, что создава́лся уже́ на сле́дующий день по́сле прися́ги Богда́на Хмельни́цкого, старши́ны, посполи́тых, меща́н на ве́рность царю́. А сами́х стате́й в январе́ и феврале́ 1654-ого го́да ещё не бы́ло.

(...)

Да́лее: все пять лет – с 1648-го по 1653-й – Хмельницки́й проси́л вое́нной по́мощи от Москвы́. Да, есть за́пись в «ма́ртовских статья́х», что моско́вское во́йско в коли́честве трёх ты́сяч ра́тников бу́дет стоя́ть на грани́це с Украи́ной, гото́вое в любо́й моме́нт оказа́ть по́мощь про́тив поля́ков.

Но э́то во́йско почему́-то оказа́лось в Ки́еве. Не в Пути́вле, на грани́це, а в Ки́еве, на монасты́рских огоро́дах Софи́и Ки́евской. Почему́ во́зле Софи́и? Ока́зывается, митрополи́т ки́евский Сильве́стр Ко́сов и духове́нство не присягну́ли на ве́рность царю́. И э́то во́йско вме́сто того́, что́бы помога́ть Украи́не освобожда́ться от поля́ков, выхо́дит, наблюда́ло за ки́евскими мона́хами.

Получа́ется, оккупацио́нное во́йско.

Да. И, ста́ло быть, э́то отве́т на вопро́с, како́й докуме́нт пое́хал из Переясла́ва в Москву́ и како́й верну́лся обра́тно. Но я так понима́ю, что Хмельни́цкому в ито́ге, быть мо́жет, и не нра́вилось, что бы́ло подпи́сано, но да́же на э́тих усло́виях он соглаша́лся. У него́ не́ было вы́хода, и он ве́рил единове́рному правосла́вному царю́.

К нача́лу 1654 го́да Хмельни́цкий оказа́лся в о́чень тяжёлой ситуа́ции. И тут на́до поднима́ть вот како́й вопро́с: почему́ на протяже́нии с ию́ня 1648-о́го го́да до Зе́мского Собо́ра в октябре́ 1653-ьего го́да моско́вский царь не отозва́лся на про́сьбы Хмельни́цкого помо́чь единове́рному правосла́вному украи́нскому наро́ду про́тив католи́ческой По́льши?

(...)

(https://lenta.ru/articles/2013/11/15/ukraine/)

Modifié le: Štvrtok 17 november 2016, 08:36