Выступле́ние В.В. Пу́тина

на Мю́нхенской конфере́нции по вопро́сам поли́тики безопа́сности

10-ого февраля́ 2007-о́го го́да

 

Форма́т конфере́нции даёт мне возмо́жность избежа́ть «изли́шнего полите́са» и необходи́мости говори́ть окру́глыми, прия́тными, но пусты́ми дипломати́ческими шта́мпами. Форма́т конфере́нции позволя́ет сказа́ть то, что я действи́тельно ду́маю о пробле́мах междунаро́дной безопа́сности. И е́сли мои́ рассужде́ния пока́жутся на́шим колле́гам изли́шне полеми́чески заострёнными ли́бо нето́чными, я прошу́ на меня́ не серди́ться – э́то ведь то́лько конфере́нция. (...)

Ита́к. Изве́стно, что проблема́тика междунаро́дной безопа́сности – мно́го ши́ре вопро́сов вое́нно-полити́ческой стаби́льности. Э́то усто́йчивость мирово́й эконо́мики, преодоле́ние бе́дности, экономи́ческая безопа́сность и разви́тие межцивилизацио́нного диало́га. Тако́й всеобъе́млющий, недели́мый хара́ктер безопа́сности вы́ражен и в её ба́зовом при́нципе: «безопа́сность ка́ждого – э́то безопа́сность всех». Как сказа́л ещё в пе́рвые дни разгора́вшейся Второ́й мирово́й войны́ Франклин Рузвельт: «Где бы ни́ был нару́шен мир, мир повсю́ду ока́зывается в опа́сности и под угро́зой».

Э́ти слова́ продолжа́ют сохраня́ть актуа́льность и сего́дня. Об э́том, кста́ти, свиде́тельствует и те́ма на́шей конфере́нции, кото́рая здесь напи́сана: «Глоба́льные кри́зисы – глоба́льная отве́тственность». Всего́ лишь два десятиле́тия наза́д мир был идеологи́чески и экономи́чески раско́лот, а его́ безопа́сность обеспе́чивали огро́мные стратеги́ческие потенциа́лы двух сверхдержа́в.

Глоба́льное противостоя́ние отодвига́ло на перифери́ю междунаро́дных отноше́ний и пове́стки дня кра́йне о́стрые экономи́ческие и социа́льные вопро́сы. И как вся́кая война́ – «война́ холо́дная» оста́вила нам и «неразорва́вшиеся снаря́ды», о́бразно выража́ясь. Име́ю в виду́ идеологи́ческие стереоти́пы, двойны́е станда́рты, ины́е шабло́ны бло́кового мышле́ния.

Предлага́вшийся же по́сле «холо́дной войны́» однополя́рный мир – то́же не состоя́лся.

Исто́рия челове́чества, коне́чно, зна́ет и пери́оды однополярного состоя́ния и стремле́ния к мирово́му госпо́дству. Чего́ то́лько не́ было в исто́рии челове́чества.

Одна́ко что же тако́е однополярный мир? Как бы ни украша́ли э́тот те́рмин, он в коне́чном ито́ге означа́ет на пра́ктике то́лько одно́: э́то оди́н центр вла́сти, оди́н центр си́лы, оди́н центр приня́тия реше́ния.

Э́то мир одного́ хозя́ина, одного́ сувере́на. И э́то в коне́чном ито́ге губи́тельно не то́лько для всех, кто нахо́дится в ра́мках э́той систе́мы, но и для са́мого сувере́на, потому́ что разруша́ет его́ изнутри́. И э́то ничего́ о́бщего не име́ет, коне́чно, с демокра́тией. Потому́ что демокра́тия – э́то, как изве́стно, власть большинства́, при учёте интере́сов и мне́ний меньшинства́.

Кста́ти говоря́, Росси́ю, нас – постоя́нно у́чат демокра́тии. Но те, кто нас у́чат, са́ми почему́-то учи́ться не о́чень хотя́т.

Счита́ю, что для совреме́нного ми́ра однополя́рная моде́ль не то́лько неприе́млема, но и вообще́ невозмо́жна. И не то́лько потому́, что при единоли́чном ли́дерстве в совреме́нном – и́менно в совреме́нном ми́ре – не бу́дет хвата́ть ни вое́нно-полити́ческих, ни экономи́ческих ресу́рсов. Но что ещё важне́е – сама́ моде́ль явля́ется нерабо́тающей, так как в её осно́ве нет и не мо́жет быть мора́льно-нра́вственной ба́зы совреме́нной цивилиза́ции.

Вме́сте с тем всё, что происхо́дит сего́дня в ми́ре, и сейча́с мы то́лько на́чали дискути́ровать об э́том – э́то сле́дствие попы́ток внедре́ния и́менно э́той конце́пции в мировы́е дела́ – конце́пции однополя́рного ми́ра.

А како́й результа́т?

Односторо́нние, нелегити́мные ча́сто де́йствия, не реши́ли ни одно́й пробле́мы. Бо́лее того́, они́ ста́ли генера́тором но́вых челове́ческих траге́дий и очаго́в напряжённости. Суди́те са́ми: войн, лока́льных и региона́льных конфли́ктов ме́ньше не ста́ло. Господи́н Тельчик вот об э́том о́чень мя́гко упомяну́л. И люде́й в э́тих конфли́ктах ги́бнет не ме́ньше, а да́же бо́льше, чем ра́ньше. Значи́тельно бо́льше – значи́тельно бо́льше!

Сего́дня мы наблюда́ем почти́ ниче́м не сде́рживаемое, гипертрофи́рованное примене́ние си́лы в междунаро́дных дела́х – вое́нной си́лы – си́лы, вверга́ющей мир в пучи́ну сле́дующих оди́н за други́м конфли́ктов. В результа́те не хвата́ет сил на ко́мплексное реше́ние ни одного́ из них. Стано́вится невозмо́жным и их полити́ческое реше́ние.

Мы ви́дим всё бо́льшее пренебреже́ние основополага́ющими при́нципами междунаро́дного пра́ва. Бо́льше того́ – отде́льные но́рмы, да, по су́ти – чуть ли не вся систе́ма пра́ва одного́ госуда́рства, пре́жде всего́, коне́чно, Соединённых Шта́тов, перешагну́ла свои́ национа́льные грани́цы во всех сфе́рах: и в эконо́мике, и в поли́тике, и в гуманита́рной сфе́ре навя́зывается други́м госуда́рствам. Ну, кому́ э́то понра́вится? Кому́ э́то понра́вится?

В междунаро́дных дела́х всё ча́ще встреча́ется стремле́ние реши́ть тот и́ли ино́й вопро́с, исходя́ из так называ́емой полити́ческой целесообра́зности, осно́ванной на теку́щей полити́ческой конъюнкту́ре. И э́то, коне́чно, кра́йне опа́сно. И ведёт к тому́, что никто́ уже́ не чу́вствует себя́

 в безопа́сности. Я хочу́ э́то подчеркну́ть – никто́ не чу́вствует себя́ в безопа́сности! Потому́ что никто́ не мо́жет спря́таться за междунаро́дным пра́вом как за ка́менной стено́й. Така́я поли́тика явля́ется, коне́чно, катализа́тором го́нки вооруже́ний.

(...)

В э́той связи́ серьёзно возраста́ет роль многосторо́нней диплома́тии. Откры́тость, транспаре́нтность и предсказу́емость в поли́тике безальтернати́вны, а примене́ние си́лы должно́ быть действи́тельно исключи́тельной ме́рой так же, как и примене́ние сме́ртной ка́зни в правовы́х систе́мах не́которых госуда́рств.

Сего́дня же мы, наоборо́т, наблюда́ем ситуа́цию, когда́ стра́ны, в кото́рых примене́ние сме́ртной ка́зни запрещено́ да́же в отноше́нии уби́йц и други́х престу́пников – опа́сных престу́пников, несмотря́ на э́то таки́е стра́ны легко́ иду́т на уча́стие в вое́нных опера́циях, кото́рые тру́дно назва́ть легити́мными. А ведь в э́тих конфли́ктах ги́бнут лю́ди – со́тни, ты́сячи ми́рных люде́й!

Но в то же вре́мя возника́ет вопро́с: ра́зве мы должны́ безуча́стно и безво́льно взира́ть на разли́чные вну́тренние конфли́кты в отде́льных стра́нах, на де́йствия авторита́рных режи́мов, тира́нов, на распростране́ние ору́жия ма́ссового уничтоже́ния? (...) Мо́жем ли мы безуча́стно смотре́ть на то, что происхо́дит? Я попро́бую отве́тить на Ваш вопро́с то́же. Коне́чно, мы не должны́ смотре́ть безуча́стно. Коне́чно, нет.

Но есть ли у нас сре́дства, что́бы противостоя́ть э́тим угро́зам? Коне́чно, есть. Доста́точно вспо́мнить неда́внюю исто́рию. Ведь произошёл же ми́рный перехо́д к демокра́тии в на́шей стране́? Ведь состоя́лась же ми́рная трансформа́ция сове́тского режи́ма – ми́рная трансформа́ция! И како́го режи́ма! С каки́м коли́чеством ору́жия, в том числе́ я́дерного ору́жия! Почему́ же сейча́с, при ка́ждом удо́бном слу́чае ну́жно бомби́ть и стреля́ть? Неуже́ли в усло́виях отсу́тствия угро́зы взаи́много уничтоже́ния нам не хвата́ет полити́ческой культу́ры, уваже́ния к це́нностям демокра́тии и к пра́ву.

Убеждён, еди́нственным механи́змом приня́тия реше́ний по испо́льзованию вое́нной си́лы как после́днего до́вода мо́жет быть то́лько Уста́в ООН. (…)  Легити́мным мо́жно счита́ть примене́ние си́лы то́лько, е́сли реше́ние при́нято на осно́ве и в ра́мках ООН. И не на́до подменя́ть Организа́цию Объединённых На́ций ни НА́ТО, ни Евросою́зом. И когда́ ООН бу́дет реа́льно объединя́ть си́лы междунаро́дного соо́бщества, кото́рые действи́тельно мо́гут реаги́ровать на собы́тия в отде́льных стра́нах, когда́ мы изба́вимся от пренебреже́ния междунаро́дным пра́вом, то ситуа́ция мо́жет измени́ться. В проти́вном слу́чае ситуа́ция бу́дет заходи́ть лишь в тупи́к и умножа́ть коли́чество тяжёлых оши́бок.

При э́том, коне́чно, ну́жно добива́ться того́, что́бы междунаро́дное пра́во име́ло универса́льный хара́ктер и в понима́нии, и в примене́нии норм.

И нельзя́ забыва́ть, что демократи́ческий о́браз де́йствий в поли́тике обяза́тельно предполага́ет диску́ссию и кропотли́вую вы́работку реше́ний. (...)

(http://kremlin.ru/events/president/transcripts/24034)

Last modified: Štvrtok, 17 november 2016, 10:09 AM